Tags: Дубинянский

Украина как эрзац "неправильной России"




Михаил Дубинянский





Тридцать лет назад, 12 июня 1991 года, Борис Ельцин одержал победу на первых всенародных выборах президента в российской истории. В жизни нашего северного соседа началась эпоха, растянувшаяся почти на целое десятилетие. Время показной демократии и бандитских разборок, свободы слова и гиперинфляции, Семибанкирщины и Чеченской войны.
А еще – время Владимира Путина прошедшего путь от неприметного питерского чиновника до главы правительства и официального президентского преемника.

Россия 1990-х не просто подарила бывшему чекисту путевку в большую жизнь: ельцинская Россия стала для путинской власти главным источником легитимности.
Collapse )

Крав-мага это борьба без правил. И почему у нас - это просто бандитизм, а у них - патриотизм




Михаил Дубинянский





За последние две недели скандальную историю с перехваченным самолетом Ryanair не прокомментировал только ленивый. Но из всего многообразия оценок, прозвучавших в Украине, особенно примечательны те, в которых сквозила плохо скрываемая зависть к белорусскому режиму и его выходке.

Что ж, можно вовсе абстрагироваться от Бацьки – например, мысленно представить, что подобная операция была проведена спецслужбами Израиля. В этом случае восторженно-завистливую реакцию наших патриотов не сдерживало бы ничто. Как известно, воинственному ближневосточному Юпитеру дозволено то, за что осуждают авторитарных постсоветских быков.

Военно-политическое противостояние в современном мире нередко сравнивают с боевыми единоборствами.

И, развивая эту параллель, стоит признать, что идеалом украинской патриотической общественности выступает не дзюдо или айкидо: а скорее крав-мага. Система рукопашного боя, разработанная в том же Израиле и не обремененная четкими правилами. Это не спорт, а средство выживания.Collapse )

Два года пророчеств




Михаил Дубинянский





Страна отметила вторую годовщину пребывания Владимира Зеленского на Банковой. Позади остались два года выигрышей и проигрышей – а заодно и предсказаний о том, какими именно будут президентские выигрыши и проигрыши.

На современных потребителей ежедневно обрушиваются горы контента, новостная повестка меняется с головокружительной скоростью, и любое высказанное мнение очень быстро исчезает под свежими информационными наслоениями. В таких условиях успех публичного прогноза определяется не его достоверностью: но лишь соответствием тому, что целевая аудитория хочет услышать прямо сейчас.
Предсказывай желаемое, и тебе обеспечены неизменные аплодисменты.

К моменту, когда озвученное предсказание должно сбыться, о нем чаще всего успевают забыть. Раскапывание того или иного пророчества из-под информационных завалов обычно зависит от воли самого автора.

В то же время неудачные предсказания остаются преданными забвению. Таким образом, любой публичный человек может ощущать себя новым Нострадамусом – и красоваться перед аудиторией в этом выигрышном образе. Напротив, шансов предстать плохим прогнозистом у нашего современника мало. Для этого требуются особые дополнительные условия.
Collapse )

Национальный эгоизм




Михаил Дубинянский





Что бы ни происходило в мире, человеческие страдания не бывают поголовными.

Об этом говорит и наш сегодняшний опыт: российская агрессия или пандемия, обернувшиеся трагедией для одних, никак не отражаются на благодушном настроении других. Более того, применив излюбленный метод ковид-диссидентов – бодрящую игру с цифрами – можно доказать, что Вторая мировая была не такой уж катастрофической страницей в истории человечества.

По самым мрачным оценкам, в ходе войны погибло 3% населения планеты: стало быть, 97% землян уцелели. А если визуализировать все человеческие смерти в XХ веке, то события 1939-1945 годов предстанут лишь небольшим кружком, теряющимся на фоне множества других. Число погибших в главной войне столетия не идет в сравнение с числом умерших от рака или инфекционных болезней.

Аварии и несчастные случаи в прошлом веке унесли значительно больше жизней, чем все военные конфликты, вместе взятые: так нужно ли уделять столько внимания Второй мировой и подчеркивать ее особый трагизм?..
Collapse )

Две концепции Украины




Михаил Дубинянский





Приближается 60-летие первого полета человека в космос, а мы еще помним недавнюю украино-российскую схватку за конструктора Королева, отмеченную участием Илона Маска.
212-летие Николая Васильевича Гоголя уже позади, и министр культуры Александр Ткаченко уже посетовал на то, что украинского литератора принудительно записали в россияне.
Не успели утихнуть страсти вокруг украинизации сферы обслуживания, а глава МВД Арсен Аваков и президентский пресс-секретарь Юлия Мендель почти синхронно развивают тему "нашего русского языка"

По большому счету все три упомянутых сюжета – об одном и том же. О конкуренции двух альтернативных цивилизационных проектов, которые наша страна может противопоставить "русскому миру". Причем первый проект – "большая Украина" – стремится к максимально широкому составу сопричастных, а второй – "малая Украина" – к максимальной однородности.Collapse )

Тот самый Зеленский


Михаил Дубинянский - одни из моих "штатных" и высоко ценимых авторов. Но в этот раз чуть ли не впервые я пишу маленькое вступление к его тексту. Дело вот в чем.

У Дубинянского редкий дар, присущий обычно не журналистам, а хорошим ученым: он умеет видеть необычное в привычном (многие ли из нас задумывались, как дерево качает воду на вершину? - а ведь для хорошего тополя нужно создать давление в три атмосферы). Вот Дубинянский умеет находить вопросы вроде бы очевидные и лежащие у всех под носом - а никто такого не замечал и о таком не писал. Или находить необычный взгляд на привычную тему - это талант.

Но сегодня он пишет о Зеленском - темы к двум годам избрания привычная. Но и взгляд... он обсуждает в Зеленском то, о чем я неустанно пишу как минимум с августа 19-го. И никто почему-то всерьез о том не писал. О том, что Зеленский переменчив и о том, что он и сам не знал, каким будет президентом. А может и сегодня не знает. Срочно примазываюсь к таланту в бесплодной надежде убедить знатоков кукол Коломйского и шутов с булавой






Михаил Дубинянский


Два года назад кандидат Владимир Зеленский уже отпраздновал свой оглушительный триумф в первом туре выборов и выглядел без пяти минут президентом – но при этом оставался для соотечественников политической загадкой.
Collapse )

Соблазн незнания в эпоху вседоступности знания




Михаил Дубинянский


"Я видел фотографии смеющейся, несущей флаги молодежи или живописных стариков узбеков, с мудрой улыбкой склонившихся над букварем, – и ни слова о голоде, о тифе, о погибающей деревне. Да что там, в харьковских газетах не упоминалось даже об отсутствии электричества в самом Харькове. Мы жили словно во сне: газеты писали о какой-то другой стране, создавали иную реальность, совершенно не соприкасавшуюся с нашей повседневной жизнью.

Огромную страну накрывало плотное одеяло молчания, и никто за пределами узкого круга посвященных не мог сложить цельную картину из разрозненных кусочков мозаики".

Это отрывок из воспоминаний писателя Артура Кестлера – бывшего коммуниста , проведшего зиму 1932-1933 в СССР и жившего в столице советской Украины, в эпицентре рукотворной гуманитарной катастрофы, которую удалось скрыть от миллионов современников.Collapse )

Незавершенный гештальт Европы



Михаил Дубинянский


Париж и Берлин, Вена и Барселона, Копенгаген и Лиссабон, Флоренция и Брюгге… Год назад это географическое богатство, вполне доступное украинскому среднему классу, было у него отнято. Золотая эпоха безвиза, лоукостеров и европейских уикендов осталась в прошлом.

То, что в марте 2020-го казалось временной чрезвычайной мерой, за двенадцать месяцев приобрело очертания нового порядка – к немалому разочарованию наших соотечественников.

Тоска по утраченной Европе наглядно прослеживается в спорах о вакцинации, развернувшихся в украинском фейсбуке.

Зачастую вакцина видится не столько инструментом борьбы с COVID-19, сколько потенциальным средством передвижения. Тысячи активных украинцев обсуждают не возможность спасти чьи-то жизни, а лишь свободный въезд в Шенген.

Очевидно, Европа манит их не мировоззренческими ориентирами – вроде заботы о слабых и уязвимых – а чем-то более приземленным. Эйфелева башня и Бранденбургские ворота, венские кофейни и венецианские каналы оказываются важнее пресловутых европейских ценностей. Что ж, стоит учесть одно обстоятельство, нередко заслоняемое высокопарной евроинтеграционной риторикой. Collapse )

Кризис доверия на фоне торжества веры в комфортную правду.




Михаил Дубинянский


Кризис доверия вмире носит тотальный характер, но он особенно выражен на постсоветском пространстве – и не в последнюю очередь связан с тем, что при жизни нынешнего поколения вся картинка мироустройства оказывалась ложной.

Герой нашего времени – человек, способный разрушить привычную картинку реальности одним громким заявлением, одним хлестким постом в соцсетях, одним эффектным видеороликом.
Collapse )

...и мал, и мерзок, но иначе




Михаил Дубинянский


Увы, история – не видеозапись, которую можно отмотать назад, стерев неприятный эпизод и вернув желаемое прошлое. Это цепь необратимых событий, и вклад Дональда Трампа в формирование нынешнего американского облика не станет меньше от того, что 45-й президент предан анафеме. Скорее наоборот.

На смену трамповской Америке пришла посттрамповская. Если угодно – антитрамповская. Но от прежней Америки она так же далека, как ветеран, страдающий ПТСР, – от мирного обывателя.

Можно долго спорить о том, станут ли новые Штаты надежным союзником Украины или активным укротителем России. Но с одной из старых ролей сегодняшняя Америка точно не справляется: она перестала быть недосягаемым эталоном и стимулом, побуждавшим нас расти над собой.
Collapse )